НЕЗЫГАРЬ

Покинули отрасль многие игроки, от экс-министра регионального развития Олега Говоруна до бывшего директора «Дом.РФ» Александра Плутника.

Сохранивших некую самостоятельность фигур мало. Например, директор Росстройконтроля Владимир Щербинин (выходец из структур «Росатома» и Минобороны).

Аппаратное усиление Хуснуллина и Мутко привело к крушению иных групп. Наиболее яркий пример – это бывший премьер-министр Сергей Степашин, который с 2014 года бессменно возглавлял набсовет
Фонда ЖКХ.
В отличие от Фонда защиты прав дольщиков под руководством Говоруна, Счетная палата за неэффективность структуру Степашина не критиковала.

Новыми игроками в госдевелопменте стали Фонд единого института развития в жилищной сфере (с 2016 года), «Единый заказчик в сфере строительства» и «Дом.РФ девелопмент» (оба – с 2021 года), Фонд развития территорий (с 2022 года).

«Дом.РФ» намерен получить под свой контроль всероссийскую программу реновации изношенного жилого фонда (поправки в Градкодекс-2020). А также развитие урбанизированных территорий (мастер-планы Суздаля, Геленджика, Кисловодска, Дербента, Сарова, Старой Руссы и др).

Прогнозируем конкуренцию между госдевелоперами за земельные участки из реестра перераспределения. Итогом станет поглощение одного девелопера другим. По такой траектории последние годы развивался государственный стройкомплекс.

Хуснуллин получил под контроль Росимущество и Росреестр. Он будет контролировать и новую ППК «Роскадастр».

Все действия подчинены единой задаче – сформировать систему перераспределения земельных участков, которые не используются
федеральными госучреждениями (либо используются не по назначению).

Такая система будет выгодна крупным застройщикам, которые имеют ресурсы для
КРТ.

Процедура передачи изъятых участков, однако, еще окончательно не определена. Хуснуллин не будет использовать платформу торгов неиспользуемыми федеральными землями, которую с 2008 года развивает «Дом.РФ».

Хуснуллин сконцентрировал в своих руках ряд федеральных проектов и программ.

«Инфраструктурное меню» позволяет влиять на региональные власти через проекты девелопмента и редевелопмента территорий.

Однако Хуснуллин все же не единоличен в принятии
решений. При всей политической влиятельности подконтрольные ему финансовые ресурсы ограничены. Инфраструктурные кредиты выдает госкорпорация «ВЭБ.РФ» Игоря Шувалова, а инфраструктурные облигации выпускает «Дом.РФ» под руководством Виталия Мутко.

Хуснуллин также одержал победу в аппаратной войне с Максимом Решетниковым, получив от него контроль над «Федеральной адресной инвестиционной программой» (ФАИП). А это еще порядка ₽3 трлн.

Хуснуллин обзавелся своими людьми и в аппарате правительства. Департамент строительства возглавил Максим Степанов (курировал программу
реновации в Москве), а Департамент регионального развития – выходец из системы МВД Василий Анохин.

Ирек Файзуллин сразу после назначения назначил директором «Проектной дирекции» Павла Зырянова (некогда самый молодой депутат Госдумы от Свердловской области), а «Объединенной дирекции» – Алексея Рябцевича (председатель правления «Российских студенческих отрядов»).

Сменил Файзуллин руководство в Федеральном центра нормирования, стандартизации и технической оценки соответствия в строительстве (готовит и утверждает «Стандарты и своды правил») и в проектном институте минстроя.

За 2 года самым влиятельным человеком в строительной отрасли России стал вице-премьер Марат Хуснуллин.
Под его контролем остаются и стройкомплексы двух крупнейших регионов – Москвы и Татарстана.
В мэрии Москвы остались руководитель Департамента строительства Рафик Загрутдинов, Москомэкспертизы Валерий Леонов, Москомстройинвеста Анастасия Пятова и др.

В минстрое выходцами из Москвы/Татарстана стали руководители 2 департаментов – административного Юрий Муценек и сопровождения инвестпроектов Данис Вильданов, замминистры Сергей Музыченко и Александр Ломакин.

Из мэрии Москвы вышли директор «Фонда развития территорий» Константин Тимофеев и директор «Единого заказчика в сфере строительства» Карен Оганесян.

В иных других крупных регионах стройкомплексы остались под контролем местных девелоперов. например, в Санкт-Петербурге это «Группа ЛСР».

Аналитический центр "АКЦЕНТЫ" @emphasises по заказу и при участии НЕЗЫГАРЬ @russica2 представляют новый совместный проект «ЛОББИЗМ ПО-РУССКИ».

Мы анализируем лоббистские процессы в важнейших отраслях российской экономики.

Мы вспоминаем взлеты и падения самых влиятельных фигур.

Мы выявляем точки напряжения и делаем прогнозы.

ПЕРВЫЙ наш совместный аналитический доклад "Лоббизм по-русски. Капитальное строительство" выходит сегодня.
Будем признательны за замечания и дополнения.

Эксперты по масс-медиа констатируют приоритетный запрос аудитории на тревожный контент и связывают его с высоким уровнем беспокойства значительной части российского общества. Ковидокризис очень серьезно повлиял на ментальное состояние общества, усилил ощущение тревоги и неопределенности, что влияет и на текущие параметры медийного потребления.
Чрезвычайные происшествия, криминал, проблемы здравоохранения, бродячие собаки, межнациональные и другие конфликты, а также резонансные заявления региональных чиновников и депутатов – все эти темы давно уже в топе медийного потребления, однако сейчас фиксируется возрастающий тренд на проактивное конструирование таких фобий в общественном сознании.
Редакционная политика целого ряда СМИ и, прежде всего, региональных, выстраивается на попытках удовлетворения этого запроса. В частности, для этого активно используются различные интерпретации псведо-экспертов по широкому кругу вопросов (от ковида до глобальной теории заговора), тональность комментариев которых преимущественно алармистская и направлена на актуализацию шоков и фобий. Помимо этого, обращает на себя внимание рост интереса к оккультным и эзотерическим факторам в общественном дискурсе, что также позволяет говорить об усилении иррациональности в структурах социальности.
Социологи говорят, что текущая ситуация – это следствие продолжающегося ковидокризиса, который кратно усилил уровень тревоги и социального беспокойства в российской социальности. Значительный сегмент общества испытывает на себе воздействие факторов перманентной тревоги (от бытовых проблем и состояния здоровья до глобальных факторов, угрозы войны и неустойчивости мир-системы). Соответствующий эмоциональный фон делает эту часть социума невосприимчивой к стабилизационным месседжам масс-медиа и формирует подсознательный запрос на «экстренный» контент и информационные артефакты, которые подпитывают уже сформированное ощущение тревоги и нестабильности. Такой эмоциональный фон, в свою очередь, заставляет людей замыкаться на текущих проблемах и усиливает социальный пессимизм, а также уменьшает радиус общественного доверия.
Фактически, общество оказалось ментально поделено на тех, кто сохраняет спокойствие и тех, кто испытывает перманентные тревоги по поводу текущих неблагоприятных факторов социальности ковидокризиса. Ситуация в целом неблагоприятно влияет на ментальное здоровье социума и способствует накоплению отрицательных эмоций и стресс-факторов. Учитывая, что инерция ковидокризиса будет длительной эксперты прогнозирует сохранение такой структуры общественных настроений в средне- и долгосрочной перспективе.