У сына министра финансов Антона Силуанова, похоже, не пошел бизнес по производству ортопедических стелек.

👞 💸 У сына министра финансов Антона Силуанова, похоже, не пошел бизнес по производству ортопедических стелек. Его компанию «Русмед» ликвидируют из-за недостоверных данных, указанных при регистрации, обнаружил канал «Можем объяснить» в базе «Контур.Фокус».

Еще в прошлом году ФНС провела проверку фирмы Глеба Силуанова и выяснила, что по указанному при регистрации адресу никакой компании «Русмед» нет. Налоговики уведомили сына министра о такой несостыковке, но Силуанов-младший на это никак не отреагировал. Теперь компания будет исключена из реестра юридических лиц.

«Левый» адрес — не единственная странность в бизнесе «Русмед». За полтора года работы у фирмы отсутствуют хоть какие-то признаки активности. Финансовая отчетность ни разу не подавалась, а информации о какой-либо деятельности компании в открытом доступе найти не удалось. По сути это фирма-пустышка, в которой нет сотрудников, а офис (по бумагам) располагается в одной из комнат складов на Малой Семеновской улице в Москве.

Единственным партнером сына министра по бизнесу стал его бывший однокурсник по ВШЭ Иннокентий Подобед. Его отцом является челябинский бизнесмен Владислав Подобед, которому принадлежит компания по производству ортопедических стелек «ДокторОрто». Именно таким бизнесом и должна была заняться «Русмед».

Примечательно, что за полгода до открытия фирмы Минфин очень кстати предложил освободить ортопедические стельки от НДС. В правительстве такое решение, разумеется, поддержали. Правда, похоже, даже это Силуанову-младшему не помогло.

Дети других членов правительства тоже все активнее идут в бизнес, и власти никогда не усматривают в этом конфликта интересов. Сын вице-премьера Марата Хуснуллина Альберт минувшей осенью решил создать в Татарстане агрохолдинг «Чистополье» с молочной фермой на 1 тысячу голов и земельным банком более 20 тысяч гектаров.

А сын вице-премьера Юрия Трутнева Дмитрий занялся нефтедобычей, став миноритарием нефтедобывающей компании «РИД Ойл — Пермь».

Формально конфликта интересов, может, и нет. Хуснуллин-старший курирует не сельское хозяйство, а строительство. А Трутнев-старший — не энергетику, а развитие Дальнего Востока. Но очевидно, что у отпрыска вице-премьера не может возникнуть никаких проблем с лицензиями и ведением бизнеса на родине чиновника. В данном случае в Татарстане — родном для семьи Хуснуллиных, как и в Пермской крае — где начинал карьеру Трутнев.

Поэтому дела у «принцев», как правило, быстро идут в гору. Неуспех Силуанова-младшего — редкий случай. Возможно, проблема в его безалаберности. Но может быть и в том, что Силуанов-старший не пользуется подобающим пиететом среди силовиков. А это тоже бывает с министрами: от прослушек, сбора компромата и прочих оперативных мероприятий, как выяснилось в ходе уголовных процессов, не были защищены бывшие коллеги Силуанова по правительству Михаил Абызов и Алексей Улюкаев.

Следующие посты

Предыдущие посты